Критерии диагностики гестационного сахарного диабета

Беременность. Удивительный, замечательный и один из самых волнующих периодов жизни женщины, который сулит очень важные перемены — рождение ребенка. Конечно, все мамы хотят самого лучшего для своего малыша — в первую очередь, чтобы он был здоров. Залог здоровья малыша — это, в первую очередь, здоровье его мамы. Но, к сожалению, часто бывает так, что на этапе планирования беременности, или на ранних сроках беременности гинеколог говорит о необходимости посетить эндокринолога, так как выявлено повышение уровня сахара в крови.

При первом же визите к гинекологу у всех беременных исследуют гликемию (сахар крови — гр. glykys сладкий + haima кровь ) натощак. При этом, будущая мама может услышать: «У Вас сахар крови 5,1 ммоль/л, это выше нормы». Как же так? Вроде и показатель «невысокий». Но все дело в том, что целевые показатели гликемии у беременных и не беременных женщин отличаются.

Нормальный уровень сахара венозной плазмы крови у беременной натощак — строго ниже 5,1 ммоль/л. (следует отметить, что перед сдачей анализа можно пить ТОЛЬКО негазированную воду. Чай, кофе и др. — под запретом).

Если уровень сахара венозной плазмы крови ≥ 5,1 ммоль/л, но ниже 7,0 ммоль/л — ставят диагноз гестационный сахарный диабет. В некоторых случаях проводят оральный глюкозотолерантный тест (ОГТТ) для подтверждения диагноза, но это не является обязательным.

Критерии диагностики гестационного сахарного диабета и его причины

  • Гестационный сахарный диабет — когда сахар крови натощак равен или более 5,1 ммоль/л и менее 7,0 ммоль/л, Через 1 час после ОГТТ (оральный глюкозотолерантный тест) равен или более 10,0 ммоль/л, Через 2 часа после ОГТТ равен или более 8,5 ммоль/л и менее 11,1 ммоль/л.
  • Если уровень сахара в крови выше или равен 7,0 ммоль/л, проводят повторный забор крови из вены натощак и через 2 часа после еды с определением гликемии. Если сахар крови повторно будет 7,0 ммоль/л и выше, а через два часа после еды 11,1 ммоль/л и выше, ставится диагноз манифестный сахарный диабет.

Все исследования должны проводиться по венозной плазме крови. При оценке показателей сахара крови из пальца — данные не информативны!

Так почему же у здоровой женщины, у которой ранее сахар крови был всегда в норме, возникает его повышение?

На самом деле, повышение сахара крови (гипергликемия) во время беременности — в настоящее время частая ситуация. Согласно статистике, около 14-17 % всех беременностей протекает в условиях гипергликемии. Беременность — это состояние физиологической (связанной с физиологией организма, с его жизнедеятельностью) инсулинорезистентности (снижение чувствительности тканей к инсулину).

Разберем этот термин, чтобы было понятно. Глюкоза — это источник энергии для клеток нашего организма. Но из крови глюкоза самостоятельно в клетки попасть не может (исключение — клетки сосудов и головного мозга). И тут ей на помощь приходит инсулин. Без этого гормона клетка «не узнает» полезную и нужную ей глюкозу. Говоря простым языком, инсулин «открывает двери» клетки для прохождения в нее глюкозы. Клетка получает свою энергию, а уровень сахара в крови снижается. Таким образом, инсулин обеспечивает поддержание нормального уровня гликемии. Инсулинорезистентность — это состояние, при котором клетки частично «не узнают» инсулин. В итоге клетки недополучат свою энергию, а уровень сахара в крови будет расти.

«Виноваты» в физиологической инсулинорезистентности гормоны, которые вырабатывает новый орган беременной женщины — плацента. Ввиду такого действия гормонов на клетки, выработка инсулина в крови повышается для «преодоления» инсулинорезистентности. В норме этого оказывается достаточным, и когда глюкоза поступает в клетки — уровень сахара в крови снижается. Но у некоторых беременных женщин, несмотря на повышенный синтез инсулина, преодоления инсулинорезистентности не происходит, сахар в крови остается повышенным.

Манифестный сахарный диабет — это впервые выявленный сахарный диабет во время беременности, и его возникновение не связано с физиологической инсулинорезистеностью. Это тот же сахарный диабет, который возникает и вне беременности — сахарный диабет 2 или 1 типа.

При повышении уровня сахара крови у мамы повышается гликемия и уровень инсулина в крови у плода. В итоге это ухудшает течение беременности и вредит здоровью ребенка.

Чем опасен гестационный сахарный диабет

Гипергликемия во время беременности значительно повышает риск:

  • Преэклампсии (форма позднего токсикоза — повышение артериального давления выше 140/90 мм.рт.ст, протеинурия (появление белка в моче), отеки).
  • Преждевременных родов.
  • Многоводия.
  • Урогенитальных инфекций.
  • Развития плацентарной недостаточности.
  • Высокой частоты оперативного родоразрешения.
  • Тромбоэмболических нарушений.
  • Перинатальных заболеваний новорожденного, перинатальной смертности.
  • Диабетической фетопатии новорожденного.
  • Ишемических изменений головного мозга новорожденного.
  • Поражения центральной нервной системы новорожденного.
  • Пневмонии новорожденных.
  • Макросомии плода (крупный плод) — основная причина родовых травм.

Кому нужно обследоваться на этапе планирования беременности:

  • Женщинам, имеющим ожирение.
  • Женщинам с нарушением овариальной функции, бесплодием.
  • Женщинам с отягощенным акушерским анамнезом, невынашиваванием беременности.
  • Женщинам, которые имели гестационный сахарный диабет в предыдущую беременность и вновь планирующих беременность.

Итак, диагноз гестационный сахарный диабет выставлен. Конечно, необходим индивидуальный подход к лечению любого заболевания, тут исключений нет. Индивидуальную схему лечения может подобрать только эндокринолог или гинеколог—эндокринолог на приеме. Одной пациентке эндокринолог назначит только специальную диету на весь период вынашивания, другой понадобится дополнительно медикаментозная терапия. Но основа одна для всех. Это специальное рациональное питание и правильный самоконтроль гликемии.

Как правильно проводить самоконтроль гликемии

Самоконтроль гликемии осуществляется самостоятельно при помощи глюкометра. В аптеке есть возможность приобрести глюкометр как самый простой, так и более сложный, который сохраняет значения измерений, может построить гликемическую кривую.

Но какой бы ни был глюкометр, лучше всего начать вести дневник самоконтроля гликемии и дневник питания. Это обычная тетрадь, в которой на одной странице записывают все замеры сахара крови с указанием дат и времени измерения (перед едой, через час после еды, перед сном).

На другой странице пишут дневной рацион питания с указанием времени употребления пищи (завтрак обед, ужин или перекус) и количества продукта (обязательно) + калорийность, содержания белков, жиров и углеводов (желательно).

При гестационном сахарном диабете на этапе подбора и оценки адекватности лечения измерение гликемии должно быть от 4 до 7 раз в день. Это показатели натощак перед завтраком, перед обедом, перед ужином и на ночь (обязательно) + через 1-1.5 часа после завтрака, после обеда (дополнительно).

Каковы цели лечения гестационного диабета

  • Гликемия натощак — строго менее 5,1 ммоль/л
  • Гликемия через 1-1.5 часа после еды — менее 7 ммоль/л.

Особенности диеты при гестационном сахарном диабете:

  • Недопустимо голодание, большие перерывы между приемами пищи.
  • Последний прием пищи — за час до сна (перекус) — это белок (мясо, рыба, яйцо, творог)+сложные углеводы (не разваренные крупы, макароны, черный, цельнозерновой хлеб, овощи, бобовые). Если есть ожирение — последний перекус перед сном — белок + овощи.
  • Свести к минимуму или отказаться полностью от сладостей (мед, сахар, сладкая выпечка, мороженое, шоколад, варенье), сладких напитков (соки, морсы, газировка), разваренных круп/макарон, картофельного пюре, белого хлеба, белого риса.
  • Кратность приема пищи — не менее 6 раз в день! (3 основных + 3 перекуса)
  • Нельзя допускать углеводного голодания, углеводы нужно есть обязательно, но правильные! Это не разваренные крупы, макароны, картофель, черный и цельнозерновой хлеб, овощи, бобовые, жидкие несладкие молочные и кисломолочные продукты. Рекомендовано употреблять углеводы в небольшом количестве каждые 3-4 часа.
  • Обязательны физические нагрузки — прогулка утром и вечером по 30 минут.
  • Увеличить потребление клетчатки — это овощи (кроме картофеля, авокадо). При ожирении клетчатку включать в каждый основной прием пищи.
  • Низкокалорийные диеты недопустимы. За сутки употреблять не менее 1600 ккал. (с учетом фактической массы тела эндокринолог подберет индивидуальную норму).
  • Жиры при нормальной массе тела должны составлять около 45% суточного рациона, при ожирении — 25-30%.
  • Обязательна белковая пища — не менее 70 гр белка за сутки.
  • Фрукты употреблять с низким гликемическим индексом в небольших количествах (не рекомендованы виноград, вишня, черешня, арбуз, дыня, инжир, хурма, бананы). Лучше сочетать с белковой пищей (например, с творогом, творожная запеканка с фруктами).
  • Сухофрукты — не более 20 грамм сухофруктов за 1 прием в основные приемы пищи. Если это перекус — сочетать с белком (например, с творогом). Не чаще 2 раз в сутки.
  • Шоколад — только горький, не более 3 долек (15 грамм) за 1 прием, не чаще 2 раз в сутки. В основной прием пищи или в сочетании с белком (например, с творогом).

Рекомендовано соблюдать «правило тарелки». Это правило заключается в том, что в каждый основной прием пищи необходимо употреблять продукты, богатые клетчаткой (овощи), белки, жиры и углеводы. При этом, большую часть тарелки (1/2) должны занимать овощи.

Рекомендации являются обобщенными. Если при употреблении того или иного продукта сахар крови становится выше целевых значений, рекомендовано ограничить его потребление или уменьшить количество продукта. Все вопросы по составлению индивидуальной схемы питания необходимо решать на приеме у эндокринолога.

Назначив диетотерапию, эндокринолог рекомендует контроль гликемии в течение двух недель. Если 2 и более показателей в течение недели выбиваются из целевых, необходимо повторное обращение к эндокринологу для интенсификации лечения.

Необходимо знать, во время беременности запрещен прием таблетированных сахароснижающих препаратов, поскольку их безопасность во время беременности не доказана.

Если при соблюдении диеты не удается достигнуть целевых показателей гликемии, врач назначает инсулин. Пугаться этого не следует. Никакого вреда ни маме, ни плоду инсулин совершенно не наносит. Существующие в народе мифы об инсулине — не более чем мифы. После родоразрешения в 99% случаев инсулин отменяется. Не стоит забывать, что главное в лечении гестационного сахарного диабета — это достижение стабильных целевых показателей гликемии.

Гестационный сахарный диабет: послеродовой период и лактация

Как отмечалось ранее, чаще всего после родов сахара крови приходят в норму. Но иногда бывают исключения. В первые трое суток после родов необходимо обследование, которое проводят с целью выявления возможного сохранения нарушенного углеводного обмена — проводят контроль гликемии натощак.

Лактация, грудное вскармливание является профилактикой сахарного диабета для женщин, перенесших гестационный сахарный диабет. Если у женщины сохраняется повышение гликемии, а на фоне диетотерапии сахара крови не приходят в норму, эндокринолог назначает инсулинотерапию на весь период грудного вскармливания. Прием таблетированных сахароснижающих препаратов во время лактации запрещен.

Подведем итоги

  • Гестационный сахарный диабет характеризуется систематическим повышением гликемии при отсутствии лечения.
  • Даже самое малое повышение гликемии у беременной женщины в итоге приводит к неблагоприятным последствиям.
  • При повышении сахара в крови у мамы повышается гликемия и уровень инсулина в крови у малыша, что в итоге приводит к серьезным осложнениям, описанным выше.
  • Во время беременности лучше лишний раз прийти к эндокринологу, если беспокоит тот, или иной вопрос, чем не прийти.
  • Основы лечения гестационного сахарного диабета: правильный самоконтроль+ диетотерапия+ медикаментозная терапия(если назначил эндокринолог). Цели — стабильно целевые показатели гликемии.

Дорогие мамы, берегите себя. Относитесь серьезно к своему здоровью и здоровью вашего ребеночка. Легкой вам беременности и здоровых малышей!

Врач-эндокринолог Акмаева Галина Александровна

Метки

  • Беременность
  • Врач
  • Диабет
  • Диета
  • Питание
  • Профилактика
  • Роды

  • Вконтакте
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Живой Журнал
  • Twitter

1 13 395 На форум

здравствуйте!гсд я беременна 2 триместр. что означают показания сахара в крови из пальца на ттошак 3,7 после через час4,8?

Авторы: Древаль А.В. (ГБУЗ МО «МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского», Москва), Шестакова Т.П. (ГБУЗ МО «МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского», Москва), Бунак И.В. (ГБУЗ МО «МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского», Москва)

Для цитирования: Древаль А.В., Шестакова Т.П., Бунак И.В. Применение современных подходов к диагностике гестационного сахарного диабета в Московской области // РМЖ. 2015. №8. С. 464

Гестационный сахарный диабет (ГСД) – это заболевание, характеризующееся умеренной гипергликемией, впервые выявленной во время беременности и не соответствующей критериям «манифестного» сахарного диабета (СД).

Отличия диагностики нарушений углеводного обмена у беременных обусловлены физиологическими изменениями в организме женщины в этот период. Беременность приводит к увеличению скорости фильтрации в почках, что сопровождается увеличением клиренса, и к снижению почечного порога для глюкозы. Кроме того, во время беременности существует дополнительный путь потери глюкозы из организма матери через плаценту. В связи с этим во время беременности уровень глюкозы в крови утром натощак, после ночного «голодания», ниже популяционного. По данным T.L. Hernandez (метаанализ 12 исследований), глюкоза крови натощак у беременных на сроке 33,8±2–3 нед. гестации составляла 3,9±0,4 ммоль/л [10].

Постпрандиальный уровень глюкозы во время беременности, напротив, выше популяционного. Это обусловлено действием гормонов, вырабатываемых в плаценте и вызывающих развитие физиологической инсулинорезистентности (ИР). В случае интактной поджелудочной железы в ответ на ИР увеличивается секреция инсулина в 2–2,5 раза, что уравновешивает физиологическую ИР [11]. В случае сниженных резервов поджелудочной железы не наблюдается адекватного прироста секреции инсулина, гликемия превышает пороговые значения, и развивается ГСД.

Причины несостоятельности поджелудочной железы могут быть разными. Основной причиной является наличие ИР до беременности, обусловленной, например, ожирением. К более редким причинам неадекватного ответа поджелудочной железы на физиологическую ИР является аутоиммунное повреждение β-клеток или наличие компенсированного до беременности генетического дефекта функции β-клеток или инсулина. На долю 2-х последних причин приходится не более 15%. Таким образом, уровень гликемии натощак у беременных ниже, а после еды или нагрузки глюкозой – выше, чем вне беременности. Эти физиологические особенности требуют особого подхода к диагностике нарушений углеводного обмена во время беременности.

Впервые критерии диагностики ГСД были предложены О’Sullivan в 1948 г. и использовались длительное время. Они были разработаны на основании оценки риска развития СД 2-го типа у женщин с выявленной гипергликемией во время беременности, т. е. корреляция между уровнем гликемии и течением беременности, а также патологией плода не изучалась (табл. 1).

В начале XXI в. возникла необходимость в пересмотре прежних критериев диагностики ГСД. Это основывалось на плохой доказательной базе прежних критериев, сроке более 10 лет после их пересмотра, в течение которого накопились данные, указывающие на физиологически обусловленные более низкие показатели гликемии у беременных, так что показатель гликемии натощак оказался слишком завышенным.

Кроме того, использование различных подходов к диагностике ГСД в разных странах и врачебных сообществах затрудняло сравнение результатов различных исследований, статистических данных и т. д.

Также прежний подход к диагностике ГСД не позволял выделить больных с манифестировавшим во время беременности либо не выявленным до наступления беременности СД. Разграничение ГСД и СД 2-го типа является важным вопросом, т. к. в случае не диагностированного ранее СД 2-го типа зачатие и начальные этапы формирования плода происходят на фоне гипергликемии, что чрезвычайно неблагоприятно и может приводить к врожденной патологии плода. В связи с этим в настоящее время большое значение придается выявлению у беременных «манифестного» СД, который либо не был диагностирован до наступления беременности, либо дебютировал во время беременности. Для диагностики «манифестного» СД во время беременности используются критерии ВОЗ 2007 г. (табл. 2).

После выявления гипергликемии, соответствующей критериям диагностики «манифестного» СД, необходимо его классифицировать в ближайшее время. В подавляющем большинстве случаев это СД 2-го типа. Наиболее часто «манифестный» СД выявляется в 1-й половине беременности. Более сложно провести дифференциальную диагностику «манифестного» СД и ГСД во 2-й половине беременности, когда развивается физиологическая ИР. В некоторых случаях окончательный диагноз может быть установлен ретроспективно на основании исследования углеводного обмена после завершения беременности [1].

Новые критерии диагностики ГСД основываются на результатах международного многоцентрового исследования по изучению гликемии во время беременности и связанных с ней перинатальных и отдаленных исходов (HAPO Study) [3]. В исследовании приняли участие 25 505 беременных из 10 стран. Исследование состояния углеводного обмена проводилось на основании 2–часового глюкозотолерантного теста (ГТТ) с 75 г глюкозы, что послужило основанием рекомендовать данный тест для всеобщего применения с целью выявления ГСД. Было выявлено, что между уровнем гликемии и исходами беременности (макросомией, повышением уровня С–пептида и содержания жира у плода выше 90 персентилей) существует прямо пропорциональная зависимость. За отрезные точки для диагностики ГСД были приняты уровни глюкозы венозной плазмы натощак, через 1 ч и 2 ч после нагрузки глюкозой, при которых риск развития макросомии, повышения уровня С-пептида и содержания жира у плода выше 90 персентилей в 1,75 раза превышал средние показатели [3], т. е. критерии диагностики сформулированы на основании непосредственного риска для плода и течения беременности (табл. 3).

На основании исследования HAPO в 2012 г. в России был разработан и принят консенсус «Гестационный сахарный диабет: диагностика, лечение, послеродовое наблюдение» [1].

В соответствии с консенсусом выделяют 2 этапа диагностики нарушений углеводного обмена во время беременности. При 1-м обращении беременной женщины к врачу проводится исследование уровня глюкозы в венозной плазме натощак. При однократном выявлении уровня глюкозы выше 5,0 ммоль/л, но менее 7,0 ммоль/л сразу диагностируется ГСД с последующими лечебными мероприятиями. Всем женщинам с нормальным уровнем глюкозы крови на ранних сроках беременности независимо от факторов риска проводится ГТТ. Особенностями проведения ГТТ во время беременности является дополнительное исследование уровня глюкозы через 1 ч после нагрузки глюкозой (табл. 3). Для диагностики ГСД достаточно одного аномального значения при проведении теста.

Хорошей практикой является исследование уровня гликемии в каждой точке теста сразу после забора анализа. При выявлении патологического значения тест останавливается, дальнейшее исследование не требуется. При

невозможности немедленного определения уровня гликемии тест проводится полностью, но в некоторых случаях это приводит к выраженной гипергликемии в ходе теста.

Клинический пример

Пациентка Н., 29 лет, в течение 1 мес. отмечала снижение массы тела, сухость во рту, жажду, учащенное мочеиспускание, к врачу не обращалась. На ранних сроках беременности уровень глюкозы плазмы крови был в норме. На сроке 24 нед. беременности был выполнен ГТТ, по данным которого гликемия была значительно повышена во всех точках: 0 мин – 17,5 ммоль/л, 60 мин – 21,3 ммоль/л, 120 мин – 23,0 ммоль/л. После проведения теста у пациентки резко ухудшилось самочувствие, усилилась слабость, появилась одышка, и она была госпитализирована в стационар по месту жительства с диагнозом «СД 1-го типа, впервые выявленный. Кетоацидоз». В последующем при иммунологическом анализе выявлен высокий титр антител к глутаматдекарбоксилазе (88 Ед/л при норме менее 1 Ед/л).

Применение новых критериев диагностики ведет к увеличению распространенности ГСД. Известно, что по результатам исследования HAPO частота ГСД возросла в разных центрах неодинаково: наибольшая частота наблюдалась в США (штат Калифорния) – 25,5%, в Великобритании (Манчестер) – 24,3%, наименьшая частота была выявлена в Австралии – 12,4–15,5% и Израиле – 9,3%. Применение новых критериев привело к увеличению частоты ГСД в Европе с 7,2 до 17,8%, в Австралии – с 9,6 до 13,0% [5, 6, 8]. Было установлено, что увеличение числа случаев ГСД происходит в большей мере из-за уменьшения необходимого для диагностики количества патологических показателей, а не за счет снижения порогового уровня гликемии [8].

В международном исследовании HAPO Россия участия не принимала, поэтому распространенность ГСД в РФ на основании новых критериев не изучена.

Нами было проведено исследование распространенности ГСД в 2-х районах Московской области (МО). При одномоментном поперечном исследовании беременных в Талдомском районе МО были выявлены 24 беременных с ГСД, из них у 15 женщин (64%) гипергликемия была обнаружена в исследовании плазмы крови натощак, а у 9 (36%) – в ходе ГТТ. На учете в женской консультации в Талдомском районе по поводу беременности состояли (на момент исследования) 260 женщин. Таким образом, распространенность ГСД составляла 9,2%.

Нами также проводилась оценка распространенности ГСД в Орехово-Зуевском районе МО. До введения всеобщего скрининга нарушений углеводного обмена частота ГСД в этом районе составляла около 1%. В ходе проспективного исследования в период с мая по декабрь 2014 г. выявлены 68 беременных с ГСД, что свидетельствует о наличии этого заболевания у 8,6% беременных женщин.

Было проведено сравнение 68 женщин с ГСД и 32 женщин без выявленных нарушений углеводного обмена. Все беременные обследовались по единому плану: при первом обращении к врачу проводилось исследование глюкозы в венозной плазме, в случае нормальных показателей на сроке 24–28 нед. рекомендовалось проведение ГТТ.

Результаты

Беременные с ГСД были немного старше беременных без нарушений углеводного обмена: 30,5±5,9 года и 28,4±6,7 года в группе контроля, однако статистически группы не различались по возрасту (р=0,1). Женщин старше 35 лет в группе с ГСД была 21 (30,8%), а в группе контроля – 7 (22%), р=0,5. Индекс массы тела (ИМТ) в группе с ГСД был статистически достоверно выше, чем в группе контроля (26,3±6,3 кг/м2 по сравнению с 23,4±4,5 кг/м2, р=0,02), и соответствовал повышенной массе тела в группе с ГСД и нормальной массе тела в группе контроля. Лиц с ожирением в группе с ГСД было в 4 раза больше, чем в группе контроля (23,5% по сравнению с 6,2%, р=0,04). Первоначальное обследование проводилось всем беременным в одинаковые сроки: (10,02±5,7 нед. в группе с ГСД и 10,8±4,3 нед. в группе контроля). Гликемия натощак в группе с ГСД составляла 5,14±0,59 ммоль/л, что было статистически выше, чем в группе контроля – 4,3±0,53 ммоль/л, р 0,05). Всем беременным ГТТ был проведен в полном объеме.

По результатам ГТТ в группе исследования была выявлена гипергликемия натощак у 10 (48%), через 1 ч – у 14 (67 %), через 2 ч – у 12 (57%) женщин. При этом у 9 (43%) беременных повышение гликемии в ГТТ выявлено только в одной точке: натощак у 2 (9%) женщин, через 1 ч – у 2 (9%), через 2 ч – у 5 женщин (24%). У 8 (38%) беременных уровень глюкозы был выше нормы в 2-х точках и у 4 (19%) – во всех 3-х точках.

Таким образом, у 57 из 68 беременных (83,8%) ГСД был диагностирован на основании гипергликемии натощак. У 64 из 68 беременных (94,1%) основанием для диагностики ГСД было повышение гликемии только в одной точке исследования: натощак или в одной из точек теста. Только у 4 беременных (5,9%) гликемия повышалась в нескольких точках. Эти данные в целом сопоставимы с результатами исследования HAPO, в котором у большинства беременных (55%) ГСД был выявлен именно по гипергликемии натощак [4, 8], и повышение частоты ГСД было связано с уменьшением необходимого для диагностики количества патологических показателей [8].

Известно, что ранее при обследовании на ГСД учитывались факторы риска развития гипергликемии. Мы провели сравнение наличия учитывавшихся ранее факторов риска ГСД в группах беременных с нарушением углеводного обмена и без него. СД у родственников первой линии родства был у 17 (25%) женщин в группе с ГСД и у 7 (22%) женщин в группе контроля (р=0,8). Рождение в анамнезе детей с макросомией отмечалось у 7 (10,3%) беременных с выявленным ГСД и у 3 (9,3%) беременных из группы контроля (р=1,0). При этом ни в одном случае не было ГСД в анамнезе. Как указано, ранее не было выявлено различий по возрасту в группах лечения и контроля. И только ИМТ был достоверно выше у беременных с ГСД по сравнению с беременными без нарушений углеводного обмена. Таким образом, в настоящее время только ожирение можно рассматривать как фактор риска развития ГСД, что подтверждает необходимость всеобщего скрининга ГСД без учета факторов риска.

Применение новых подходов к диагностике ГСД сопровождается увеличением распространенности ГСД в МО, которая, по нашим данным, составляет около 9%. У беременных с ГСД ИМТ выше и частота ожирения больше, чем у беременных без нарушения углеводного обмена. У большинства беременных ГСД выявляется по гипергликемии натощак.

Литература

  1. Дедов И.И., Краснопольский В.И., Сухих Г.Т. и др. Российский национальный консенсус: «Гестационный сахарный диабет: диагностика, лечение, послеродовое наблюдение» // Сахарный диабет. 2012. № 4. C. 4–10.
  2. American College of Obstetricians and Gynecologist. Screening and diagnosis of gestational diabetes mellitus // Obstet Gynecol. 2011. Vol. 118. P. 751.
  3. HAPO Study Cooperative research Group. Hyperglycemia and adverse pregnancy outcomes // N Eng J Med. 2008. Vol. 358 (19). P. 1991.
  4. International Association of Diabetes and Pregnancy Study Group Consensus Panel. Internetional association of diabetes and pregnancy study group recommendations on the diagnosis and classification of hyperglycemia in pregnancy // Diabetes care. 2010. Vol. 33 (3). P. 676.
  5. McIntyre H.D., Colaqiuri S., Roqlic G., Hod M. Diagnosis GDM: suggest consensus // Best pract research clin obstet gynecol. 2014. Vol. 21. P. 12.
  6. Moses R., Morris G., Petocz P., San Gil G., Garg D. The impact of potential new diagnostic criteria on the prevalence of gestational diabetes mellitus in Australia // Med J Aust. 2011. Vol. 194 (7). P. 338.
  7. Report of a World Health Organization consultation. Diagnostic criteria and classification of hyperglycaemia firest detested in pregnancy: A World Health Organization Guidline // Diabetes reaserch and Clinical Practice. 2014. Vol. 103. P. 341.
  8. Sacks D.A., Hadden D.R., Maresh M. et al. Frequency of gestational diabetes mellitus at collaborating centers based on IADPSG consensus panel-recommended criteria: the Hyperglycemia and Adverse Pregnancy Outcome (HAPO) Study // Diabetes Care. 2012. Vol. 35. P. 526–528.
  9. Wei Y., Yang H., Zhu W., Yang H., Li H. et al. International Association of Diabetes and Pregnancy Study Group criteria is suitable for gestational diabetes mellitus diagnosis: further evidence from China // Chin. Med. J. 2014. Vol. 127 (20). P. 3553.
  10. Hernandez T.L., Friedman J.E., van Pelt L.A. Barbour Patterns of glycemia in normal pregnancy: should the current therapeutic targets be challenged? // Diabetes Care. 2011. Vol. 34. P. 1660–1668.
  11. Thacker S.M., Petkewicz K.A. Gestational Diabetes Mellitus // US Pharmacist. 2009. Vol. 34 (9). P. 43–48.

Похожие статьи в журнале РМЖ

Статьи на эту же тему

Адренокортикальный рак (АКР) – сравнительно редкое, но агрессивно протекающее заболе.

Нейропатия, имеющая характерную клиническую картину, в большинстве случаев свидетельствует.

Распространенность гестационного сахарного диабета (ГСД) во всем мире неуклонно растет. Частота ГСД в общей популяции разных стран варьирует от 1% до 14%, составляя в среднем 7% [1–8]. Указанные вариации обусловлены различиями в способах его диагностики и напрямую связаны с распространенностью сахарного диабета 2 типа (СД2) в отдельных этнических группах.

Исследование HAPO (Hyperglycemia and Adverse Pregnancy Outcomes – Гипергликемии и Неблагоприятных Исходов Беременности), проведенное в 2000–2006 гг., показало, что используемые критерии диагностики ГСД требуют пересмотра [9–12]. Так, среди наблюдаемых женщин неблагоприятные исходы беременности прямо пропорционально возрастали, начиная со значительно более низкого уровня гликемии, чем принятый в настоящее время в качестве критерия ГСД.

В 2008 г. в г. Пасадене (США) Международной ассоциацией групп изучения диабета и беременности (International Association of Diabetes and Pregnancy Study Groups (IADPSG)) были предложены для обсуждения новые критерии диагностики ГСД, основанные на результатах исследования HAPO, включавшего более 23 тыс. беременных женщин [13]. В течение 2010–2011 гг. ряд развитых стран (США, Япония, Германия, Израиль и др.) самостоятельно приняли эти новые критерии, руководствуясь результатами НАРО исследования и следующими положениями ВОЗ/ IDF:

ГСД представляет серьезную медико-социальную проблему, т.к. в значительной степени увеличивает частоту нежелательных исходов беременности для матери и для плода (новорожденного);

ГСД является фактором риска развития ожирения, СД2 и сердечно-сосудистых заболеваний у матери и у потомства в будущем;

беременность – это состояние физиологической инсулинорезистентности, поэтому сама по себе является значимым фактором риска нарушения углеводного обмена;

понятия «СД», «манифестный (впервые выявленный) СД во время беременности» и непосредственно «ГСД» требуют четкой клинико-лабораторной дефиниции;

требуются единые стандарты диагностики и лечения нарушений углеводного обмена во время беремен­ности.

Эксперты Российской ассоциации эндокринологов и эксперты Российской ассоциации акушеров-гинекологов в результате многократных обсуждений данного вопроса пришли к выводу о необходимости принятия новых критериев диагностики ГСД и других нарушений углеводного обмена во время беременности. Это мнение базируется на анализе результатов крупнейшего многонационального исследования HAPO. На основании согласованного мнения был создан проект Российского консенсуса по диагностике и лечению ГСД, который был опубликован в журнале «Сахарный диабет» (2012; 2: 2–6) и вынесен на широкое обсуждение.

31.05.2012 г. в рамках VI Всероссийского конгресса эндокринологов «Современные технологии в эндокринологии» состоялось секционное заседание «Беременность и эндокринные заболевания», на котором был рассмотрен и обсужден проект Консенсуса.

28.09.2012 г. в рамках XIII Всероссийского научного форума «Мать и дитя» состоялся круглый стол «Гестационный сахарный диабет. Альянс акушеров и эндокринологов», на котором были рассмотрены дополнения и замечания к проекту, поступившие в ходе обсуждения.

15.10.2012 г. прошло очередное заседание экспертной рабочей группы. Рабочая группа после обсуждения пришла к необходимости отказаться от проведения глюкозотолерантного теста (ПГТТ) у беременных высокой группы риска (до 24 нед беременности). Основанием для этого послужили следующие соображения:

принятие критериев, рекомендованных IADPSG, исключает понятие «стратификации» беременных по группам риска;

доказательная база для «отрезных» точек ПГТТ с 75 г глюкозы в HAPO-study была получена только для сроков беременности 24–32 недели.

ГСД – это заболевание, характеризующееся гипергликемией, впервые выявленной во время беременности, но не соответствующей критериям «манифестного» СД (табл. 1, 2).

Источники: http://azbyka.ru/zdorovie/gestacionnyj-saharnyj-diabet-chto-dolzhna-znat-mama, http://www.rmj.ru/articles/endokrinologiya/Primenenie_sovremennyh_podhodov_k_diagnostike_gestacionnogo_saharnogo_diabeta_v_Moskovskoy_oblasti/, http://moidiabet.ru/articles/rossiiskii-nacionalnii-konsensus-gestacionnii-saharnii-diabet-diagnostika-lechenie-poslerodovoe-nabljudenie

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *